Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихотворческое (список заголовков)
21:28 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Если уж жить, то ломая оси, чтобы без планов и чертежей. Мэнди двенадцать, и скоро осень – лето застыло на рубеже. Папа из рейда вернется скоро, мама на кухне печет пирог: Мэнди бежит через сонный город, не разбирая почти дорог. Мэнди бежит, и бродяга-ветер путь выстилает в сухой пыли. Сколько чудовищ живет на свете, столько представить не все б смогли - только одних подкроватных монстров целая стая – поди проверь. В зверя поверить не так уж просто даже когда он стучится в дверь. «Не существует чудовищ, детка, мирно ложись и закрой глаза». Мэнди влезает по длинным веткам (ох, что бы мама могла сказать) и, угнездившись в развилке кроны, ищет в кармане отцовский нож. Мэнди не верит, вообще, в драконов, только вот этот на них похож так, что никак не назвать иначе – тонкие крылья и длинный хвост. Сам-то размером с футбольный мячик, но для драконов не важен рост. Чудище чавкает бутербродом, Мэнди неловко кромсает сыр. Свойство драконьей шальной природы - это заполнить собою мир, так, чтоб без края и без остатка, так, чтобы солнце собой закрыть. "Я ненадолго уеду, ладно? Ты же сумеешь один пожить? Знаешь, неделя - совсем немножко, и не заметишь, как пролетит." Девочка чешет его, как кошку. Зверь улыбается и урчит.

Школа, экзамены, споры, сборы – в новую жизнь пролегла тропа. Первый семестр начнется скоро, что-то подкинет еще судьба. Два чемодана, один – с секретом, папа билет отдает, смеясь «Толку тебе от моих советов! Не забывай выходить на связь. Страшно подумать, моя малышка...» Мэнди вбегает в пустой вагон. Криков прощаний совсем не слышно, поезд уже завершил разгон. Мэнди, конечно, немного страшно, только пора бы уже взрослеть - этой дорогой проходит каждый, кто вознамерился улететь. Вот и приезд, остановка, площадь, тесный автобус, недолгий путь: комнату лучше бы чуть побольше, ну да и это уже не суть. К ночи на улице холоднее, жаль, что нельзя затворить окно - ночью драконы сильней и злее, да и на улице никого. Днем – отсыпаться в дорожном кофре, эдакий домик вполне хорош. «Надо купить поводок и коврик, ты за собаку уже сойдешь. Только приклеить немного меха, крылья убрать и обрезать хвост!» Черному зверю гулять не к спеху, пусть лучше Мэнди почешет нос. Жизни дракону, конечно, мало, сколь бы велик не отмерен срок. Мэнди ложится под одеяло, зверь засыпает клубком у ног.

Время срывает с деревьев листья, носит листочки календарей. Мэнди сегодня опять не спится. Впрочем, бессоннице много дней. Врач объясняет про стресс и кризис, муж - всё про бредни, мечты и блажь. «Вечно витаешь в какой-то выси, много ли толку с таких мамаш? Дочка – и то позабыла сказки, строит карьеру, живет умом» Мэнди хранит под кроватью краски, летом на дереве строит дом, ладит кораблики из бумаги, кормит у леса крикливых птиц. «Милая, все мы немного маги, нет во вселенной глухих границ. Надо глаза распахнуть пошире…» Дочь улыбается и молчит. Все, что нам стоит узнать о мире, он непременно нам сообщит – благо, наука сейчас на взлете. Мэнди с дивана снимает плед. В этом тоскливом сыром болоте можно протухнуть за столько лет. Вот и дорожка – знакома с детства - к старому тису, в кольцо корней. Пледом накрыть потайное место, снедь из пакета достать скорей. Тень затмевает собою небо. «Ну, наклонись, я печенья дам.» Чудище рыкает зло, свирепо и припадает к её рукам.

Стылый февраль порошит устало снегом за шиворот и в глаза. Бабушки Мэнди вчера не стало – папа об этом сейчас сказал - больше не будет ни игр, ни баек. Эмили прячет ладони в шарф. Эмили десять, она-то знает мамин крутой и упрямый нрав: «Бабушка просто чудная, детка, ты лучше в сказки её не верь. Ну не гнездятся драконы в ветках – это вообще небывалый зверь, да и в полях не порхают феи». Девочка держит в руке листок. «Эмили. Важно. Прочти скорее. Путь – через улицу, на восток.» Если бежать, то почти не страшно. «Влево у прачечной и вперёд» Эмили мчится, и ветер пляшет – камни, канава, прыжок, полёт – Эмили будто бы держат крылья. Вот и виднеется старый парк. «Тис-то, конечно, давно срубили, но для знакомства сойдет и так. Только возьми колбасы и хлеба и не пугайся его когтей». Девочка тянет ладони к небу, кто-то спускается с неба к ней.

@темы: стихотворческое

22:14 

Короткое ни о чём

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Капля к капле, строчка к строчке,
Тихий вечер за плечом.
А давай-ка этой ночкой
Потолкуем ни о чём.
Если хочешь, чай заварим,
Хочешь, свечи запалим
Или струны на гитаре
Станем мучить до зари.
Мне с утра моя дорога
Будет ластиться к ногам.
Помолчим, давай, немного:
Погадаем по глазам.
Капля к капле, точка к точке -
Нам сегодня не до сна.
Вот к концу подходит ночка,
Начинается весна.

@темы: стихотворческое

00:12 

Доступ к записи ограничен

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:11 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
А под курткой крыльям совсем нет места, но без куртки зиму не пережить. Поднимаешь взгляд, начинаешь быть, разминаешь ком из сырого теста: слепишь сердце – вложишь в пустую грудь, а пока оно не твоя забота. Белый город тихо бормочет что-то, напевая песню про где-нибудь. Ты идешь невидим и неслышим, ветер рвет тебя и играет в прятки, пришивая снегом к сырой брусчатке. От глубин подводных и до вершин, хоть бы целый мир обойди уже: не найти кого-то тебя беспечней – ты из льдинок складывал слово «вечность», а сложилось что-то на букву же. Сто шагов сквозь зиму и через снег, и приводят ноги к красивой будке: «Ну привет, мой добрый волшебник Гудвин. Я же славный, в сущности, человек - не грешил особо, не путал планы, был приветлив и даже местами мил. Я нечасто раньше тебя просил – первый раз сегодня. Послушай, ладно? Мне не надо сердца, я сердце сам научился делать себе на смену – тестяное сердце смешное дело, но зато не тянется к небесам. И ума тем более хватит – знаешь, дураком на свете приятней жить, а вот смелости можно бы положить, но я тут не за этим. Ты, слышал, даришь добрым девочкам транспорт к родным стенам. Я, конечно, не шел в изумрудный город, но и мне бы, Гудвин, дорогу к дому, я ни разу ведь не был там.»

Постоишь немного, поправишь шарф. Из под ярких «Цирк. Приходите в марте» Гудвин молча смотрит с афишной карты с непонятной тоской в глазах. Сигарету в зубы, под ноги – мир, и опять шагать в ледяную кашу, распаляя город походным маршем – с корабля на веселый пир. Это главное – сделать заказ Вселенной, новогодний список пройден на треть. До весны теперь еще уцелеть – и совсем тогда сложится дело верно. Я, вообще-то, опытен в этой дряни – нарезать круги, ускоряя бег, загребать горстями пушистый снег и пихать под свитер – теплее станет. Было б чем дышать, кроме табака. «Ты прости, дружок, такова природа – на тебя не выдали кислорода. Перебейся как-нибудь. А пока вот тебе в замену галлоны чая.» Надо думать, манна у всех своя. Подари мне, Гудвин, теперь меня – а то очень уж я по себе скучаю.

@темы: стихотворческое

02:02 

Очень осень

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Мне бы голос громче да небо ближе докричаться чтобы хотя бы с крыши: - Эй, ты там, наверху, ты слышишь? Я с тобой говорю сейчас! Тут у нас дожди подметают камни, а прохожие явно решили сами обернуться дивными кораблями, как наступит рассветный час. Тут вороны мокрые и смурные, покорившись, видно, шальной стихии, на трамваи лезут на городские и сердито пушат перо – мол, имейте совесть, ведь там же осень! С полувзлета ветром на землю сносит! Мы вас, люди, сердечно просим – не подбросите до метро? Тут деревья мелкой исходят дрожью – ведь они, наверное, мерзнут тоже. Чай горячий помог бы, может, только где у деревьев рот? Да и где набрать столь огромных кружек? Ведь и чай, наверно, особый нужен, если даже город уже простужен так, что в пору готовить плот! Тут старушки смело, как ледоколы, на буксире тянут внучат из школы, успевая кивать знакомым, разрезают собой волну. А внучатам многого разве надо – из листка с контрольной сложить корабль да попрыгать с потоком рядом, пока он не пойдет ко дну. Ноги месят грязь, как зубную пасту, «через пару дней ожидаем ясность», у собак отрастают ласты, у хозяев – спинной плавник. Кошки водят лодки, освоив весла, каждый холм теперь превратился в остров, на машине совсем непросто – разве что переделать в бриг. Хочешь знать, зачем же я так несносен? Приглашаем в гости в твою же осень! Ты слезай по верхушкам сосен, если что, подхвачу легко. Мы подарим зонт и научим плавать, я умею славно варить какао, в моем доме кот, календарь, гитара и горячее молоко. Приходи скорей, пока ветер пляшет, пока лес стоит зеленей и краше, чем смотрелся весною даже. У осенних ненастных дней есть свой шарм и прелесть – и в черной туче непременно скачет янтарный лучик, и тебя мы видеть его научим. Адрес знаешь. Мы ждем. Скорей.

@темы: стихотворческое, осень

02:51 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
«черные птицы из детских глаз
выклюют черным клювом алмаз
в черных алмаз унесут когтях
оставив в глазах черный угольный страх».

Серый туман по холмам разливается, липнет к стеклу окна.
Ты не пугайся, пусть себе скалится – он не проникнет к нам.
Ты засыпай, закрывай свои глазоньки, я колыбель качну.
Хочешь, спою колыбельные сказочки, хочешь, зажгу свечу.
Голос мой сон твой невинный приманит, веки твои сомкнёт,
Пусть за стеною сплетаются длани сумрачных злых тенёт.
Ночь милосердна к тебе, моя доченька, в доме горит очаг,
Спи, пока зыбь не заплещется в солнечных ранних слепых лучах.
Лишь на рассвете, когда занимается светом земной покров
К детям являются те, кто спускается с серых сырых холмов.
Лёгок их шаг, будто шорох неслышимый, чёрным черны глаза,
Больше подменышу пришлому, лишнему, нету пути назад.
Вдруг разрыдается у колыбели горько чужая мать -
Бедный младенец в сумрачной бели сгинул, и не сыскать.
Только лишь чудище людям на горюшко волею злой волшбы
Спит в колыбели. Но ты, мое солнышко, минешь такой судьбы.
Только притронется к крыше соломенной утренний первый луч,
Мы с тобой выйдем из этого дома и там, средь белесых туч
Я пронесу тебя быстро и, бережно, нежно к груди прижав,
Спать уложу тебя в море безбрежное сизых дурманных трав.
Склоны холмов тебе станут периною, ветер полог соткёт.
Только не плачь обо мне, моя милая, память – она пройдёт.
Я так ждала, так звала и так верила, но не пришли за мной.
Может, хоть ты, моё счастье безмерное, сможешь попасть домой.

@музыка: Черные птицы

@темы: стихотворческое

00:56 

Аннабель

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Аннабель семнадцать – воспитана и умна, туфли лодочкой, чёлка, коса на прямой пробор.
В толстой папке конспекты и старый смешной пенал, да брелок на удачу – ирбис на фоне гор.
Аннабель дробит каблучками тугой асфальт, отмеряя ногами путь «колледж-родная дверь»,
И весна гудит ей мелодию флейтой-альт, и в листве новорожденной искры и крылья фей,
И навстречу выходит дивный единорог (самый преданный друг, шелудивый бродячий пёс),
Но недолгому счастью быстро выходит срок, и приходится помнить, что в жизни-то всё всерьез.
В жизни в пятницу будет чудовищно сложный тест, скоро выпуск, и надо готовиться хоть умри,
В выходные доклад, репетитор и полонез, вальс и полька «и раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…»
В жизни «девушке неприлично гулять одной» и «не смей прикасаться к блохастым дворовым псам!».
На стене повешено в рамочке «Будь Собой» и ещё «К упорным достаток приходит сам».
«Никаких животных, от них ведь повсюду шерсть! У тебя аллергия, поверь, мне-то лучше знать».
Аннабель проверила – ей тогда было шесть – аллергии нет, но как можно расстроить мать?
Остается тропинка «дом-колледж» и «колледж-дом». Впрочем, «Ты уже взрослая, милая, и пойми -
Недостойно леди по грязи ходить пешком. Ты получишь водителя. Будь у ворот к семи.»
Аннабель с головой в учёбе который день, вечерами – осанка, слог, танцы и этикет,
Но со лба её не сползает смурная тень, как сырой потолок не спасает лиловый цвет.
Репетитор стонет «совсем потеряла стыд», от учителя больше не слышно хвалебных слов.
Аннабель смотрит в книги, будто они пусты, но не слышит упреков, и больше не видит снов.
Аннабель мечтает куда-нибудь не дойти, просто выйти в ночь и свернуть на любом углу,
У неё нет вовсе «совести и перспектив», и она, несомненно, «катится в нищету».
Аннабель вконец перепутала ночь и день, сыплет соль в компот и корицу в томатный сок.
Наконец Аннабель пришивает к подошвам тень, открывает дверь и становится на порог…


@темы: стихотворческое

21:35 

Сказочка про Лассе-труса

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Много в мире троп и стёжек, долгих, схожих и несхожих, много ль путнику для счастья в этом убранстве дано? Весел шаг и ноги быстры, в сердце пляшут злые искры, пол лучины до привала, в сумке плещется вино. Хороши теперь погоды, и попутчика дорога привела сюда сегодня поболтать над костерком. Ты, похоже, славный малый, расскажу тебе, пожалуй, сказочку про Лассе-труса, может, слышал о таком?

@темы: тексты, стихотворческое, Сказки

02:13 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Холодно – хоть умри.
Руки замерзли, стужа.
Ключ от родной двери,
теплые кот и ужин.
Тапочки, кресло, плед,
лампу сменить в торшере
(Врали «на сотню лет» -
сдохла за две недели!).
Гладить горячий бок,
теша кошачью душу,
пульт отыскать. Глоток
чая из пестрой кружки.
Мало свободных дней
в светлых чертогах рая.

Господь нажимает play
Вселенная оживает

@темы: стихотворческое

17:04 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Залесь тянется к пикам хрустальных гор, заплетая тропинками сколы скал.
Под ногами стелется мох и сор, меж камней лихо мчится к полям река,
Вдоль дороги россыпь слепых огней водит чащей, путает звук и след.
Раз сойдя с тропы, ты вернешься к ней.
И второй.
А на третий...

@темы: стихотворческое

02:30 

Сарихэ-Сарха

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Эта сказка, мальчик, стара, как мир –
старше леса и синих гор.

В ледяных краях вечно сер и сир одеяла земли узор. Где пятнает инеем сизый мох, где на камни ложится снег - ты не сыщешь пары прямых дорог в этой дикой чужой стране. В тех краях нет эха и тишь глуха. Там не первую сотню лет ходит белый дух Сарихэ-Сарха: молчалив, бледнолик и сед. И не скрипнет наст под босой ногой, не растает в ладони лед, не сорвется с ветки снежинок рой и на землю не упадет. Из метелей ветры плетут узор, лихо путая лисий след. Сарихэ-Сарха поднимает взор, и во взоре сияет свет. Белый пленник в сети заметенных троп видел множество снежных зим. Не найти в той местности хлеб и кров, не увидеть морскую синь, не добраться до цели сквозь бель и мрак – так ли сложно с тропы свернуть? Только белый странник – босой чудак – непременно укажет путь. Цвета инея пряди его волос, цвета снега его лицо: поведет с собой меж туманных рос, и вовек не сведешь концов. Повстречавшему Сарихэ-Сарха нет отныне иных дорог.

Разве, мальчик, сказка моя плоха? Впрочем, сказочкам вышел срок. Оглянись, малыш, за твоей спиной лишь одна ледяная падь. А теперь – не бойся, идем со мной.
Я тебя научу летать.


@темы: стихотворческое

21:29 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Слушай же флейту, флейту из детства, старая крыса.
Первый учитель, первая схватка, цветы на могиле...
В шалом веселье, слушай и смейся
Пока не убили.
Многих успеешь забрать ты с собою, старая крыса.
Был бы героем, гордился бы, право. Да вот не совпало.
А Смерть подождет окончанья мотива.
Она обещала.
Слушай же флейту, слушай и смейся, старая крыса.
Лягут на плечи тонкие пальцы, и кончится песня.
Всё обойдётся, сыну достанется гербовый перстень.
В свете пребудет под музыку флейты старая крыса.

@темы: стихотворческое, страннофандомное

00:38 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Девочка хочет ветрА и красок, верх опрокинуть - вниз. Маску сменить на десяток масок, только б не видеть лиц, только б забыть - голоса и души, жизни чужих, других. Снова приходится помнить, слушать и растворяться в них, снова делить в миллион осколков, снова бояться быть. Девочка шла бы дорогой долгой, было б куда спешить. В мире у девочки, верном мире, в желтых лучах рассвет. Здесь - только ночь. Распахнуть бы шире окон кривой скелет, выпутать искры забытых утр из сети чужих волос. Где-то, наверно, велик и мудр, в вихре туманных рос, где-то сидит всемогущий старец, могущий вся и всё. Чтобы бродяга, несущий ранец, видел, куда несёт, чтобы дать каждому в руки кружку теплого молока, чтобы не билась о стены стужа, ну а пока, пока...
Девочка прячет бараньи кости в темном сыром лесу. Лес их сожмет в отсырелой горсти, лесом и прорастут. Лесом поднимутся, лесом встанут, помня ладоней свет. Будто бы нет ничего и, верно, девочки тоже нет. Кануть бы в прошлое на три века, только б не быть здесь.
Не возрождай меня, дядя с неба,
Если ты там есть.


@темы: стихотворческое

13:52 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Я дарю тебе розы, милая,
Золотые, как листья осени.
К золотому сердечку, милая,
К золотистым глазам и косам.
Обо мне не печалься, милая.
Я не твой, да и ты - завещана.
Ты живи, улыбайся, милая,
Хоть бы жизнь рассекали трещины,
Хоть бы изгнана, смейся, милая,
Хоть бы предана, хоть бы брошена.
Я тебя не забуду, милая.
Но о верности помню тоже.
Пусть душа твоя станет, милая,
Крепче скал и смелее ястреба.
Ты меня не люби, любимая.
Только будь непременно счастлива.

@темы: страннофандомное, стихотворческое, осень

22:16 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Город сухой, как пустыня, и светлый в рыжину, колки дороги и женщины черны косами. Адам ступает по глине ногами босыми, Солнце опять от него убегает крышами. Солнце бежит, а за Адамом ветры солоны - хмарь, и холод, и запах причалов дощатых. Смотрят вслед ему камня и глины дочери, смотрят, щурятся, кроя платками головы. Адам тих. Город жар и пряностен. Пыль подножная жжется, как будто углями: уходи, убегай, не думал ли, что приход твой здесь встретят с радостью? Адам морщится, хмурит брови, шагает к площади, придорожной лозой невзначай увивает голову. У фонтана злы, дики и вечно голодны золотые на Адама смотрят лошади. Он взбирается к средней и жмурится в небо сонное, к лошадиной спине прижимаясь, к краю
Адам встаёт.
Улыбается.
И ныряет.
Море мир накрывает своими волнами.

@темы: стихотворческое

22:51 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Лови дорогу, милая
Лови пока лежит.
Смахни подолом стылые
Ночные миражи,
Фонарный свет обманчивый
И снежную метель,
И ветер, предназначенный
Калитку рвать с петель.
Ступай ногами босыми,
Свяжи её узлом:
Растрепанными косами
Да полуночным сном,
Да пузырями мыльными -
Сотки стальную сеть.
Лови дорогу, милая,
Ты можешь не успеть.


@темы: стихотворческое

16:45 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
19:56 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Зимы приходят медленно,
С шелестом и смешком.
Им бы хотелось верить, но
Можно ли верить в сон?
Можно ли верить мороку,
Можно ли снять полог?
Зимы приходят сороком -
Сороком сороков.
Зимы приходят стаями,
В пальцах приносят сны.
С ними до самого мая мы
Вряд ли глотнем весны.
Зимы ревнивы, голодны:
Сманят и схоронят.
Руки стылы и холодны,
Души зато - горят.
Души зато горячие,
Пламени горячей.
Зимы летуют спящими
Где-то внутри морей.

@темы: стихотворческое

17:28 

Вот такая лажовая самомотивация

Поклоняюсь кофейным автоматам.
00:39 

Поклоняюсь кофейным автоматам.
Спи, засыпай, беспокойный бес -
Творенье безумной кисти.
В серодомном лесу еще много чудес
Топорщит шипы и листья.
В серодомном лесу сегодня дожди -
Их запах услышишь к утру.
Спи, засыпай, темноты не жди;
Она ляжет чуть позже, будто
Одеялом укроет лесной народ,
Убаюкает шепотом стен.
Спи, и пусть время само течет
Сквозь лабиринт твоих вен.
Снова замкнется и год, и круг,
Как и века назад.
Спи, засыпай, беспокойный дух -
Просто закрой глаза.

@темы: страннофандомное, стихотворческое

Осенняя нора

главная